Owoman.ru

Исторический город Ору-Прету - объект Всемирного наследия

В конце XVII века многолюдный поток из Португалии и с уже колонизированного побережья ринулся к Ору-Прету - этому новому Эльдорадо, где каждый день находили залежи золота и алмазов. Миграция была настолько массовой, что менее чем за четверть столетия население Португалии уменьшилось почти вдвое, и правительство было вынуждено ограничить выезд граждан, который прекратился только после истощения рудников.

Во внутренние земли Бразилии до этого попадали лишь авантюристы-метисы, которые совершали из главного центра своей дислокации - Сан-Паулу - дерзкие вылазки с целью поисков изумрудов и захвата индейцев для продажи в рабство. Ситуация изменилась в 1690 г., когда были открыты самородки чистейшего золота (из-за окиси железа его называли «черным золотом»), достигавшие 23 каратов, в песке реки, которую тоже назвали «черным золотом», то есть Ору-Прету. Впоследствии такое же название получил и город -первая столица будущего штата Мииас-Жерайс, - возникший в результате «золотой лихорадки», охватившей португальцев на землях Нового Света.

От рудничного поселка до города. В то время как Португалия постепенно теряла свое население, в районе Минас-Жерайс один за другим возникали молодые и энергичные города, а в них общества, далекие от норм строгого социального деления, принятого в колониях на побережье. Европейцы, метисы и негры, авантюристы и коммерсанты, бывшие рабы и новые богачи составляли единый пестрый народ, в котором не было иной аристократии, кроме той, что владела золотом.

Новый форпост экономической мощи Минас-Жерайс стал также главным художественным центром Бразилии, оспорив первенство у прибрежных поселений и развив особую разновидность барокко.

Братствами привело к возникновению значительно более пышного и богатого барокко, чем в других регионах; во-вторых, отдельные церкви можно было проектировать в легких криволинейных формах. Именно так и произошло с церковью, построенной негритянским братством, вероятно, на средства от золотой пыли, которую рабам удавалось красть, спрятав в волосах. Проект церкви принадлежит Антонио Перейре де Суза, фасад выполнил Франсиско Арухо. В основе этого уникального произведения с планом в виде двойного овала и изогнутым фасадом, заключенным между двумя цилиндрическими башнями, лежат, вероятно, итальянское и центрально-европейское влияния.

Другим шедевром является церковь святого Франциска Ассизского, традиционно приписываемая архитектору Антонио Франсиско Лисбоа. Несмотря на то, что Лисбоа считается лишь автором алтаря, своеобразный отпечаток его гениальности заметен во всем здании. Фасад здания с отодвинутыми назад круглыми башнями и разорванным фронтоном - великолепный образец европейского рококо.