Owoman.ru

Чем интересен литовский город Салантай?

Примерно в 6 км по той же дороге в месте, где она соединяется с дорогой, ведущей из Плунге, находится Салантай, в котором до Второй мировой войны жило много евреев. Высокие шпили башен-близнецов из красного кирпича церкви Успения видны издалека, поскольку здание стоит на самом высоком участке города. Она видна даже из Калналиса. Эта церковь была построена в неоготическом стиле в период между 1906 и 1911 гг. Она несоразмерно велика, гораздо больше, чем это необходимо для нужд местного населения. Внутри находится кафедра проповедника и три главных алтаря, представляющие собой прекрасные образцы искусства резьбы но дереву, которые были созданы в то же время, что и сама церковь. Левый алтарь содержит необычное изображение «Сон Девы Марии» и особо почитаемую икону «Дева Мария с младенцем», которая находилась в церкви, стоявшей до этого на участке.

Всего в 2 км к юго-востоку от Салантая, на грунтовой дороге, обозначенной указателем и ведущей из Плунге, находится одна из самых странных и популярных достопримечательностей Самогитии - Сад Орвидаса (Orvydas) (время работы: вторник-воскресенье 9:00/10:00-19:00, в период низкого сезона время работы сокращено), который поочередно назывался сначала «Музеем Абсурда», а затем «Музеем Истории Нации». Он был создан на семейной ферме, на участке земли, имеющим треугольную форму и известным как Gargzdele, Вилиусом Орвидасом (Vilius Orvydas) (1952-1992) - скульптором и мистиком, который стал членом Францисканского ордена незадолго до внезапной смерти от сердечного приступа, случившейся за несколько дней до его 40-го дня рождения. Орвидас обучился своему ремеслу у отца Казиса, который был крестьянином и каменщиком, специализирующимся на вырезании надгробных плит для местных кладбищ. Когда советская власть начала компанию по разрушению христианских святынь и других объектов традиционной сельской жизни, он начал собирать их по всей Литве и соединять в огромные скульптуры, которые размещал в своем саду. Многие из них были конфискованы властями, но это не остановило его, и он продолжал заниматься своим делом в период независимости, собирая и спасая от разрушения также и памятники советской эпохи.

Сад имеет немного нереальный вид. Здесь установлены сотни скульптур, как из камня, так и из дерева. Некоторые из них занимают центральное положение, другие скрыты среди скал и деревьев. Отдельные творения демонстрируют влияние, которое оказывало на мастера искусство итальянского Ренессанса, другие напоминают искусство Полинезии или Острова Пасхи (хотя сам Орвидас утверждал, что даже на фотографиях не видел эти иноземные произведения). Некоторые скульптуры - подчеркнуто авангардистские творения. Здесь есть гроты и надгробные плиты (включая плиту самого скульптора), множество крестов, статуи персонажей литовской мифологии и многое другое. Древние, полумертвые дубы, сухие ветви которых напоминают руки, обращенные к небу в молитве, образуют ключевой духовный элемент сада. Многие из скульптур иконографические являются христианскими. Центральное место среди них занимает огромный открытый алтарь, где Орвидас проводил свои ритуалы. Другие скульптуры демонстрируют интерес скульптора к светской космологии.

В этой общей композиции объекты советской эпохи содержательно имеют негативное значение. Особое место среди них занимает ракета, установленная у входа в незаконченный амфитеатр, и танк, который прежде стоял на постаменте военного мемориала. В настоящее время этот пустой постамент все еще стоит в Салантае. Русский танкист, водивший эту машину, погиб во время Второй мировой войны и впоследствии стал Героем Советского Союза. Однако, по некоторым данным, в истории его гибели не было ничего героического, поскольку он погиб в результате аварии, в которую попал, пытаясь бежать от неприятностей после посещения своей литовской подруги.

В самом центре сада, среди деревьев стоит скрытая от глаз посетителей ферма, где члены семьи Орвидаса продолжают жить по сей день. Они отказались принять общественные средства на содержание сада и от традиции свободного и неограниченного доступа. Вместо этого были установлены определенные часы доступа, плата за вход и отдельная плата за разрешение использовать фото- и видеокамеры. Несмотря на это, сад приходит в запушенное состояние. Здесь не предпринимают никаких эффективных мер против похитителей, которые одну за другой воруют скульптуры, а также против вандалов, разрушающих эти творения. Нет никакой стратегии по охране и развитию сада, поэтому многие поклонники творчества Орвидаса высказывают опасения относительно будущей судьбы сада.