Owoman.ru

Война англичан с арабскими боевиками

Для того чтобы воевать в пустыне, англичанам пришлось для начала строить дороги в песках, искать воду и пробивать артезианские колодцы. Британцы не наступали, а весь начальный этап войны стояли на месте. Штабные стратеги понимали: для того, чтобы подготовить успешное наступление в пустыне, нужно выиграть время и ослабить противника. Для этого идеально подходили арабы с их практикой партизанских действий в тылу у турок. Британцам было крайне необходимо временное объединение сил в форме межарабского союза, разумеется, временного, который поможет им одолеть турок в изнурительном противостоянии.

Во время арабского восстания в Первую мировую войну задачей объединенных отрядов Фейсала Первого было нарушение работы Хиджазской и Дамасской железных дорог в глубоком тылу турок. В случае успеха перебои в движении привели бы к тому, что снабжение турецкой армии оказалось бы нарушено. Эту задачу под руководством английских военных инструкторов с успехом выполняли арабские отряды. Их снабдили большими запасами динамита и посадили на верблюдов, для которых нет предельного радиуса передвижения в пустыне: ему, в отличие от коня, здесь доступно все! Так не британские солдаты, а мятежные арабы стойко выносили всю тяжесть войны в пустыне с турками, а это, в свою очередь, давало британцам уникальную возможность не перебрасывать крупных воинских соединений с западного театра военных действий, то есть из Европы на Восток.

Фейсал I ибн Хусейн (1883-1933) - основатель и первый король современного Ирака, первый и последний король Сирии. В годы Первой мировой войны командовал арабскими частями в составе экспедиционного корпуса генерала Алленби, воевавшего против турок. Фейсал 1 сыграл выдающуюся роль во время великого арабского восстания. В Первой мировой войне он встал на сторону Великобритании и организовал восстание против Османской империи. Его войска после долгой осады взяли Медину. Затем, командуя армией арабских повстанцев, он осенью 1918 г. занял Восточную Сирию. Со временем стал главнокомандующим арабской армией. Фельдмаршал иракской армии и адмирал флота.

Как говорил красноармеец Сухов, «Восток - дело тонкое», поэтому для переговоров и координации действий повстанческих арабских отрядов в стан принца Фейсала был направлен знаток местных наречий и нравов, путешествовавший по Аравии еще до войны, лейтенант Томас Эдвард Лоуренс. По словам исследователя его жизни Лиддела Гарта, этот сугубо гражданский человек, поначалу бывший в чине лейтенанта, оказался единственным талантливым полководцем, который сумел решить задачи, которые стояли перед Британской империей в Аравии, то есть «сумел превратить силу турок в их слабость и слабость арабов - в их силу». Военными советниками, а точнее стратегами и нередко непосредственными исполнителями диверсионных акций был не только Лоуренс, но и другие офицеры британской разведки: Ньюкомб, Хорнби, Джойс, Джэвенпорт. Но лишь Лоуренс описал свои приключения в тылу у турок и получил неофициальный титул «Аравийский».

Работа с арабами для молодых британцев стала увлекательным занятием, столь далеким от нравов регулярной британской армии. «Они полностью отдались игре превращения в арабов и стали носить арабские одеяния», - пишет Лидлел Гарт. Небольшие отряды арабских повстанцев с участием британских использовали тактику диверсионных отрядов: «подход-работа-отход». Они устраивали набеги на отдаленные гарнизоны, подрывали мосты и рельсы, взрывали турецкие эшелоны. Конечно, подобные партизанские действия не могли коренным образом изменить ход войны, но очень беспокоили турок и оттягивали на себя значительные силы.

К тому же именно тогда впервые были заложены методы работы британских коммандос, которые впоследствии разовьет в ливийской пустыне капитан Стертинг - основоположник британского спецназа...

Лоуренс служил своей стране, но его искренняя влюбленность в Аравию помогла ему заработать авторитет и дружбу бедуинов. Люди пустыни тонко чувствуют любую фальшь, а вот в этом человеке им виделся искренний друг - посланец могущественных сил Запада. Возможно, Лоуренс не обманывал своих товарищей по оружию и действительно верил в возможность создания конфедерации арабских государств после войны.

Как это часто бывает в разведке и дипломатии, у начальников успешного агента были свои планы и представления о будущем. Продолжая британскую традицию удержания в узде подвластных короне народностей, они продолжали «разделять», чтобы и впредь «властвовать».