Owoman.ru

Комплексы родом из детства

Неважно, от кого мы слышали эту фразу  -  от родителей, учителей или других взрослых,  -  всех нас в детстве и прямо, и косвенно учили быть «хорошим мальчиком» или «хорошей девочкой». Для нас это обычно значило делать то, чего от нас хотят окружающие взрослые: идти в кровать, сидеть прямо, убирать за собой, мирно играть и делиться с другими детьми, улыбаться и многое другое. Но многие из нас на протяжении всей жизни, даже закончив школу и покинув родительский дом, продолжают слышать эти сообщения и реагировать на них.

Конечно, очень важно и необходимо, когда люди, растящие нас, дают нам определенные правила и обозначает границы, дабы обеспечить нашу безопасность и чтобы у нас в жизни была фундаментальная структура, но «будь хорошим мальчиком» или «хорошей девочкой» с ранних Лет учило нас, что наше я основано на том, как мы себя ведем. А в подтексте читалось: такие, как есть, мы недостаточно хороши, нужно все время заслуживать любовь, одобрение и признание других, а для этого  -  жить согласно особым субъективным ожиданиям относительно того, что значит быть «хорошим».

Каждый, кто все еще страдает манией угождать (у меня тоже иногда бывают приступы), знает, какой это стресс, как бывает больно и какое часто остается разочарование.

Анита, моя бывшая клиентка, не сидела ни минуты, все время пыталась поддерживать равновесие в своей жизни и постоянно разбиралась со множеством «семейных драм», как она их называла. Первые несколько лет ее работа в области продаж шла совсем неплохо: она была одинокой молодой профессионалкой под тридцать. Она заявляла, что любит свою работу, но когда она на наших занятиях говорила о своей жизни, карьере, отношениях, то казалась скучающей, беспокойной и неудовлетворенной. Немалая часть ее стресса была вызвана отношениями с отцом. Он всегда давил на девушку с тем, чтобы она добивалась успеха; он и сам был успешным бизнесменом и многого ждал от Аниты.

Во время одного из занятий, когда Анита рассказывала о каких-то разочарованиях в работе и в жизни, я предложил ей подумать над непростым вопросом: какие у нее еще варианты, что еще она могла бы делать? От одного намека на то, что она может заниматься чем-то другим, Анита в ужасе замерла. Она сказала: «Вы что, шутите? Я не могу бросить эту работу, папа меня убьет».

Как и многие из нас, Анита преданно следовала мнениям, ожиданиям и идеям отца и других важных в ее жизни людей. Она видела только те варианты, которые помогли бы ей быть в его глазах «хорошей девочкой». И хотя она сильно продвинулась за время занятий, ее способность достигать определенного удовлетворения и успеха в работе, отношениях и жизни, которых она действительно хотела, была значительно ослаблена тем, что Анита так старалась угодить своему отцу.

Заткнись

Многим из нас говорили и до сих пор говорят «заткнись»  -  прямо в лицо, со злостью, укором и возмущением. Даже тех, кто не слышал этих конкретных слов и вырос в дружелюбной среде, это сообщение преследует повсюду.

Мы все усвоили, что говорить нам «следует» в определенные моменты и в определенных местах, и чаще всего даже тогда, когда хочется высказать свои настоящие мысли, мы научились помалкивать и не лезть не в свое дело.

Сколько раз мы слышали нечто вроде этого...

 «Детей должно быть видно, но не слышно».

 «Нельзя так говорить».

 «Говори только тогда, когда спрашивают».

 «Никаких посторонних разговоров».

 «Жди своей очереди». «Не спорь».

 «Да кто ты такой?» «Не перебивай». «Сиди тихо».

Эти и многие другие фразы, которые мы слышали детьми, и различные их вариации до сих пор звучат у нас в ушах. Что-то из этого нам говорили из лучших побуждений; родители, учителя и родственники нам это повторяли, чтобы заложить фундамент успеха. Однако большинство из нас в детстве и в дальнейшей жизни интерпретировали эти сообщения так: чтобы не нарваться на неприятности, нужно придержать язык.

Недавно я проводил семинар по для руководителей одной из моих компаний-клиентов, и, когда мы обсуждали, насколько важна честность и откровенность при решении проблем, почти все в аудитории согласно кивали.

Чарли, один из старших по должности в аудитории, поднял руку и сказал: «Это логично и необходимо при работе с моей командой, но с моим собственным боссом такое не проходит. Нельзя по-настоящему быть честным и высказывать свои мысли руководству». Я окинул комнату взглядом и увидел, что большинство согласно.

Это не упрек, это не недостаток той конкретной компании, а скорее пример того, как мы через всю жизнь проносим понятие «заткнись» независимо от опыта, успеха и ответственности.

Ну почему ты не такой, как...?

Еще одно вредоносное сообщение из раннего детства: мы должны быть как кто-то другой  -  брат, сестра, друг, одноклассник, ребенок из фильма или еще кто-то. В минуты разочарования родители или учителя видели, как мы занимаемся чем-то, чего нам «не следует» делать, и в своей бесконечной мудрости они думали, что, указав нам, насколько кому-то что-то хорошо удается, это побудит нас к тому, чтобы мы были такими, как хочется им. Они говорили что-то вроде: «Ну почему ты не такой, как сестра? Она сидит за столом, ест овощи, а не бросает еду на пол».

Наверное, подобные восклицания казались нашим учителям и родителям безобидными, и на самом деле они были вполне закономерны и справедливы, но большинство из нас слышало и воспринимало их так: сами по себе мы недостаточно хороши  -  мы должны быть как другие дети, с нами наверняка что-то не так. Иначе говоря, мы начали чувствовать стыд и вину за свое я.

Даже для детей, которых ставят в пример, эти сообщения тоже вредоносны. Если кого-то укоряли или сейчас укоряют: «Почему ты не такой, как он или она?»  -  имея в виду вас, то на вас ложится тяжкое бремя оставаться «образцовым»  -  тем, кого люди высоко ценят в этом отношении. В этой игре в сравнение победителей не бывает, она заставляет нас вести себя неподлинным образом.

У Сьюзи и Джима, друзей наших друзей, с которыми мы пару раз встречались, три сына: Тайлер семи лет, Райен пяти лет и Зэкари  -  этому два с половиной. Мальчики очень живые и энергичные, как и многие ребятишки их возраста, любят вместе играть, бороться и бегать. Но у Сьюзи и Джима проблемы, в основном с Райеном. Он постоянно дерется с братьями, он очень дерзкий, что расстраивает и вызывает стресс у всех членов семьи.

Сьюзи и Джим, самопровозглашенные «родители старой школы», достаточно строги с детьми: иногда они лупят мальчиков, у них четкие правила, и малыши ходят по струнке. Поэтому родители часто ругают и лупят Райена, уводят его от братьев на «тайм-аут».

Кроме того, они по многу раз в день говорят ему: «Ну почему ты не можешь просто соблюдать правила и делать то, что должен, как твои братья?»

Джим и Сьюзи определенно любят Райена и поступают так, как, на их взгляд, ему будет лучше, но совершенно очевидно, что их сообщения и обращение с мальчиком только закрепляют поведение, которое родители хотят изменить, и эта проблемная динамика не меняется.