Owoman.ru

Отчего зависит карьерный рост?

Как душевная щедрость может помочь, к примеру, в карьерном росте? Как она может помочь вам выделиться, чтобы на вас обратили внимание и отметили повышением по службе, особенно если вы рано оставили школу и не имеете должной квалификации? Крис Сэйд начал свою трудовую жизнь в шестнадцать лет мойщиком посуды, а в двадцать девять стал президентом американского подразделения компании, членом правления и крупным акционером. В настоящее время под его началом находятся нью-йоркский клуб и отель «Soho House»; недавно он открыл аналогичное заведение в Лос-Анджелесе, а в перспективе планирует работать в Майами, Лас-Вегасе и Сан-Франциско. Когда Крис переехал в Лондон из Бельгии, у него было лишь 500 фунтов сбережений. История этого человека во многом пересекается с историей Ника Джонса, о котором уже шла речь и который является его непосредственным боссом!

Приехав в Лондон, я почти не знал английского – да что там, совсем не знал! Мой отец родом из Марокко, а мать – из Бельгии. В десять лет я уехал из Марокко, где жил с отцом, и поселился у матери в Бельгии. Мы. жили в небольшом городке в 25 километрах от Брюсселя, и, разумеется, для подростка такая жизнь была скучна. Я поехал в Лондон, поскольку думал, что там жизнь будет интереснее.

Мне не потребовалось больших усилий и знания языка, чтобы получить место мойщика посуды в ресторане «Over The Тор» в Фулеме. Однажды на кухню зашел Ник [Джонс] и застал меня за тем, что я готовил себе ланч. Его несколько удивило, что я умею готовить, и, поскольку ему были нужны повара, он предложил мне эту работу. Честно говоря, большого кулинарного опыта у меня не было, но уже три месяца спустя, когда прежний шеф-повар уволился, Ник предложил мне занять его место. Это было очень трудно. Из-за плохого знания языка я поначалу просил официанток подавать мне заказы в картинках!

Но языком я вскоре овладел, а вот работа на кухне радости мне не доставляла. Я уже начал думать о том, чтобы уволиться и немного попутешествовать, но Ник разубедил меня. Он сказал: «Послушай, я думаю, что тебе следует остаться. Мне кажется, в тебе есть потенциал и ты мог бы стать менеджером». Услышав эти слова, я только рассмеялся про себя. Я решил, что Ник спятил. Но потом подумал: «А что мне терять?» И остался. Полгода я проработал барменом, а потом меня назначили менеджером бара. Мне было двадцать лет.

Но ресторан «Over The Тор» стремительно катился в пропасть, и Нику необходимо было принять какие-то радикальные меры. Он съездил в Париж, чтобы посмотреть, как эти дела делаются там, и вернулся с идеей создания «Cafe Boheme». Это был нелегкий период, но я продолжал трудиться. Я работал буквально круглые сутки. Я только и делал, что работал, и это не осталось незамеченным. Моя смена обычно начиналась в пять часов вечера, но я приезжал к полудню и помогал чем мог. Моя смена заканчивалась в два часа ночи, но я оставался до четырех, чтобы все привести в порядок. Я пытался доказать кому-то – а может, самому себе, – что действительно на что-то годен. Думаю, это во многом связано с тем, что я рос в неблагополучной семье и никогда всерьез не верил, что в жизни мне что-то светит. Нет, я верил, что могу добиться всего, чего пожелаю, но понимал, что это не произойдет само собой, что я должен потрудиться, чтобы что-то получить. Я был готов к тому, что за любой успех должен дорого заплатить.

Помнится, я сказал ему тогда: «Займитесь этим, не сомневайтесь! Все будет хорошо. Мы сделаем нечто совершенно уникальное и фантастическое». И мы сделали. Когда клуб открылся, Ник сообщил мне, что намерен передать под мою полную ответственность. Я был ошеломлен. Помню, в тот день было заседание правления и один из членов высказал обеспокоенность, что мне не хватает опыта, руководящей работы и что я могу завалить все дело. Я бы на его месте думал точно так же, но Ник тогда ответил: «Я совершенно уверен, что Крис справится и, вероятно, у него все получится даже лучше, чем у меня». На меня легла огромная ответственность – ведь мне предстояло не просто удержать кафе на прежнем уровне, но и попытаться добиться лучших результатов.

Я засучил рукава, и благодаря упорному труду и толике везения мне удалось увеличить объем выручки. Я постарался превратить кафе в такое место, куда людям будет нравиться приходить, куда их будет тянуть. Я верил в себя и продолжал повышать планку. Заведение не принадлежало мне, но я относился к нему как к своему детищу. Если бы оно было моим, я бы, наверное, так не старался. За первый год рост выручки составил 20 процентов, и с каждым следующим годом она продолжала расти. Если принять во внимание, что кафе небольшое, это просто замечательное достижение. Я был преисполнен благодарности Нику, который поверил в меня и дал мне шанс проявить себя.

Через пару лет после открытия «Soho House» мы настолько поверили в успех этого предприятия, что решили двинуться к новым горизонтам. Мне хотелось испытать себя в чем-то новом. Ник предложил идею создания сельского клуба в поместье «Babington House», и, хотя многие выражали скептицизм, меня эта идея воодушевила.

Когда «Babington Ноизе» открылся, я буквально поселился там. Я прожил целый год в небольшом домике по соседству с клубом. Вот тогда-то Ник включил меня в число официальных пайщиков компании. После «Babington» нашим следующим шагом стало открытие «Soho House» в Нью-Йорке. Поскольку у Ника была семья, а я жил одиноко, именно на меня легла задача ехать в Нью-Йорк и заниматься делами на месте. Период подготовки к открытию был сущим кошмаром – с нью-йоркскими строителями иметь дело так же трудно, как и с британскими. Но теперь клуб работает вовсю! И теперь я являюсь президентом дочерней американской корпорации «Soho House Inc.». Мы только что открыли очередной клуб в Лос-Анджелесе. Затем, возможно, начнем работать в Майами, Сан-Франциско и где-нибудь еще. И я, как пайщик, имею весьма большую долю во всем этом бизнесе.

У меня в жизни было много удач и прорывов. И, как человек, который приехал в Лондон в шестнадцать лет, не зная языка и не имея никакой профессиональной квалификации, я доволен своими успехами. Я счастлив!

Вы обратили внимание, каким незаменимым сделал себя Крис в глазах Ника? Разговаривая с ним, я заметила, что Крису очень повезло, что он встретился с таким человеком, как Ник, и он согласился со мной, признавшись, что зачастую Ник проводил больше времени в его обществе, чем в обществе своей жены! С самого начала Крис взял курс на полную личную ответственность и полную преданность своему делу. Он делал гораздо больше того, что требовали его служебные обязанности. Крис относился к бизнесу как к своему собственному и со временем стал правой рукой Ника, всецело поддерживая его и помогая во всех блестящих идеях и начинаниях, в то время как другие осторожничали.

Только не надо видеть в Крисе мученика, жертвующего собой ради других. У него были собственные интересы и амбиции, и, полагаю, если бы он не получил в ответ на свое усердие благоприятные возможности для роста у Ника Джонса, то отправился бы искать их где-нибудь в другом месте. Свидетельство тому – его поиски новых испытаний после успешного открытия их сельского клуба-отеля «Babington Ноше». Именно вследствие этих усилий родилось американское отделение компании. И отсюда вытекает важный урок: цените собственную щедрость. Если она не оплачивается встречной щедростью, подумайте о том, чтобы найти отдачу в другом месте. Помните Нила, блестящего, но недооцененного шеф-повара? Кафе, из которого он ушел, было продано с молотка уже через полгода, а его новое предприятие в это время процветало. Если вам посчастливится работать с такими людьми, как Крис или Нил, удерживайте их у себя всеми силами, щедро удовлетворяя их мечты и амбиции.

Когда мы встретились с Крисом в Нью-Йорке в декабре 2003 года, я с улыбкой заметила, что он всю жизнь проработал на одну и ту же компанию – «Soho Ноше», хотя название ее менялось. Он согласился и сказал: «Просто у меня никогда не было повода для того, чтобы уйти. Как только мне становилось скучно или возникало желание заняться чем-то иным, Ник оказывался тут как тут с очередной идеей или предложением повышения, и я всегда испытывал огромную благодарность к нему за его веру в мой потенциал и за то, что он снова и снова позволял мне показать, на что я способен».

Кстати, щедрого человека побудить расщедриться проще простого. Когда мы стали прощаться, Крис настоял, чтобы вечером я пришла в их ресторан, поскольку он хочет угостить меня за счет заведения. А завтра, сказал он, сочельник, и это будет сказочный вечер, который я никак не должна пропустить. И он тут же внес меня в список гостей. Понимаете, о чем я?

Одно дело – руководить успешным коммерческим предприятием, и совсем другое – быть тем человеком, от которого напрямую зависят судьбы многих людей. Одно дело – считать прибыли и убытки, и совсем другое – помогать людям улучшить их жизнь.