Owoman.ru

Путь развития личности

Мне всегда были интересны люди, мое собственное развитие и истинные мысли и чувства  -  и мои, и других людей. С детства в себе, в других и в жизни меня интересовали две вещи: страсть и боль. Я обожаю говорить о спорте, политике, бизнесе, развлечениях и обо всем прочем, чем я неподдельно интересуюсь, но все это бледнеет по сравнению с тем, что я считаю «настоящим» в жизни.

Даже при таком интересе в детском и подростковом возрасте я никогда не мог понять и выразить свое глубокое желание «развиваться» (хотя не думаю, что ребенком я так это называл). Но, оглядываясь назад, я вижу, что это всегда было главным стремлением в моей жизни. Все, что я делал, было направлено на то, чтобы найти страсть и Противостоять боли, и мне всегда были любопытны страсть И боль других людей.

Многие мои слова и поступки в детстве и юности диктовались моим энтузиазмом по отношению к людям, к спорту и к жизни. А из-за развода родителей, из-за биполярного расстройства отца, наших финансовых проблем ц некоторых других трудностей моего детства в сочетании с глубоким страхом и чувством незащищенности в период моего взросления в моей жизни было много боли. Когда мне было двадцать и я учился на первом курсе колледжа, моя жизнь круто изменилась, и начался мой путь осознанного развития.

Все началось в канун нового, 1994 года. Я кинулся в гущу драки, в которую ввязались мои друзья,  -  отчасти чтобы доказать, что я крутой, отчасти чтобы узнать, смогу ли я помочь ее прекратить. Я не очень хорошо дерусь, а в тот вечер я к тому же несколько перебрал и не только не смог доказать, что я крутой, и разнять дерущихся, но был жестоко избит и заработал перелом глазницы.

После этого я не мог видеть прямо перед собой. В последующие дни и недели у меня двоилось в глазах, я обращался к нескольким врачам и специалистам, считавшим, что операция устранит мою проблему. Все это произошло как раз перед началом бейсбольного сезона в Стэнфорде, а тот год был очень важен для меня, потому что я надеялся, что хорошо себя покажу и в июне меня пригласят в профессиональную команду.

Эта травма очень расстроила и напугала меня. Но сильнее была душевная, эмоциональная и, как я потом понял, духовная боль. Никогда до этого она меня так не мучила. Я не знал, что со мной творится. Мне никогда в жизни не было так гадко. Я постоянно думал о своем переломе, но, как обнаружил, еще больше я был поглощен самыми темными, самыми отрицательными мыслями и чувствами по отношению к себе.

И хотя сейчас, когда я оглядываюсь назад, это кажется несколько иррациональным, я чувствовал, будто исковеркал себе жизнь, притом по такой глупой причине (бессмысленная пьяная драка, в которой я даже не хотел участвовать). Я себя за это ненавидел. Я был растерян и чувствовал себя уродом. Все, на что я ни смотрел в жизни, казалось таким унылым, мучительным, негативным.

Психиатр сказала, у меня была клиническая депрессия. Я стал регулярно посещать ее и принимать выписанный ею антидепрессант. У меня был немалый опыт с маниакальной депрессией отца, и я прекрасно знал об этой болезни и ее разрушительных последствиях. В детстве и юности я был уверен, что у меня никогда не будет депрессии, хотя втайне до ужаса боялся, что и на мне лежит «родовое проклятие» душевной болезни, от которой страдали мой отец и многие другие члены семьи.

Когда это случилось со мной, я решил, что жизнь моя кончена. Мне было так больно, я не видел никакого выхода и даже стал всерьез подумывать о самоубийстве. И хотя до того момента смерть пугала меня чуть ли не больше всего на свете, то, что я могу прожить жизнь с такой невыносимой душевной и эмоциональной болью, казалось мне куда хуже, чем мой страх смерти.

Консультации в медицинском центре и лекарство, которое я принимал, должны были облегчить симптомы моей депрессии, но я не замечал реальных результатов. Да тогда что-то глубоко внутри меня знало, что происходящее во мне было гораздо серьезнее, чем перелом глазницы и даже чем переживаемая мной мучительная Депрессия. Я мечтал, чтобы боль прекратилась, и одновременно знал, что хочу глубже погрузиться в нее и понять, откуда она исходит и почему я страдаю, а не просто избавиться от нее. Не уверен, что осознавал это тогда, но я был готов развиваться и хотел глубже заглянуть в себя, в свою жизнь и в саму природу жизни.

К счастью, меня познакомили с чудесным человеком и волшебным консультантом -  не традиционный психолог, а скорее духовный советник, наставник и учитель. Сначала мы поговорили по телефону, и так же проходили наши занятия, и я помню, как горько плакал, и это было не просто проявление моей боли: я ощутил свободу.

Крис сказал мне: «Я чувствую в тебе немало страха и уныния». А потом спросил: «Может, ты ощущаешь сильное давление вообще и со стороны матери?» Он это сказал, не так уж много зная обо мне, моем прошлом и конкретных обстоятельствах моей жизни. Чуть ли не впервые в жизни меня увидели, услышали и поняли; это ощущалось в словах Криса и в эмоциональном понимании, которое он проявил по отношению ко мне и к тому, что я переживал. Я сразу же доверился ему и почувствовал, что это важный человек в моей жизни, он рядом для того, чтобы научить меня и помочь моему исцелению и развитию.

Мы с Крисом стали заниматься, и он открыл обо мне самом и о моей жизни много такого, чего я никогда не осознавал, но что меня всегда влекло на глубинном уровне. Он помог мне увидеть, сколько я носил в себе злости, стыда и страха  -  в связи с болезнью отца, страстным желанием мамы, чтобы я добился успеха, с тем, как я рос, с моим представлением о собственном теле, сильным давлением, которое я ощущал, играя в бейсбол, и со многим другим.

Он научил меня медитировать и познакомил с метафизическими и духовными методами исцеления, помогающими высвобождать эти сильные эмоции, признать их, записывая, говоря о них, визуализируя, медитируя и чувствуя их в полной мере. От Криса я также узнал, что мои убеждения (вместе с моими мыслями, чувствами, мнениями, выбором и решениями) формируют мою реальность, и это помогло мне увидеть, почему и как я одновременно создавал и боль, и успех в своей жизни, и в прошлом, и, конечно, по мере моего продвижения вперед.

Крис спас мне жизнь. Потребовалось несколько месяцев интенсивных занятий с ним и с другими инструкторами, прежде чем я смог увидеть свет в конце туннеля и выкарабкался из депрессии. Мой глаз вылечили, но гораздо важнее, что я стал исцеляться и открываться на значительно более глубоком уровне.

Тот период был страшным и болезненным, но одновременно он на многое мне открыл глаза. Теперь, оглядываясь назад, я вижу, что травма и последовавшая депрессия были только расположенными над чертой обстоятельствами, которые пробудили во мне глубокое желание развиться. Прошло более четырнадцати лет, а я продолжаю Работать с Крисом, я познакомился со множеством других замечательных учителей, инструкторов, наставников, целителей, книг, методов, духовных упражнений и т.д. Мое собственное желание развиваться, исцеляться, учиться и изменяться стало и до сих пор продолжает являться центральным мотивом моих жизни, работы и отношений с окружающими, особенно с моей женой Мишель и с двумя нашими дочками.

Чтобы приблизиться к тому, кто мы на самом деле, жить в подлинности, пробудиться и сознательно создать такую жизнь, какую мы хотим, и испытать истинные радость и умиротворение в жизни, необходимо познать себя на глубинном уровне и не прекращать исследование своей личности на протяжении всей жизни. И хотя это не всегда просто и удобно, только так мы можем расти и развиваться, и притом не случайно, а по собственному выбору!