Owoman.ru

Так ли важна физическая красота?

Наши тела  -  это еще одна область, в которой мы пытаемся принять и полюбить себя такими, как есть. Многие, и я в том числе, слишком критично относятся к своему внешнему виду, к объемам и формам тела. В моей жизни были ситуации, когда глубочайшая боль и отвращение к себе были связаны с тем, что я казался себе уродливым, находил в себе изъяны и думал, что я просто недостаточно физически красив.

Наша культура одержима внешностью и красивым телом. Ничего дурного в заботе о себе и желании выглядеть привлекательно физически нет, но, думаю, многие из нас перегибают палку. Мы забываем, что наша способность любить свои тела и быть ими довольными основана не на том, сколько мы весим, какой у нас рост, не на размере определенных частей тела, не на том, как выглядит наша кожа, густы ли наши волосы (сейчас для меня это как раз большая проблема), или на чем-то подобном. Она связана с тем, что мы думаем о наших телах и как мы выглядим.

Совершенных тел не бывает. Любое тело со временем меняется. Не стоит ждать, что в 40 мы будем выглядеть так же, как в 20, а в 65  -  как в 45.

Например, нервная анорексия, нейрогенная булимия и переедание все больше распространяются в странах Запада. Согласно оценке Национального института душевного здоровья США ими страдают от 5% до 10% девочек и женщин (от 5 до 10 миллионов человек). Кроме того:

• 10% студенток колледжей страдают клиническими или (пограничными) нарушениями питания;

• каждая сотая американка объедается, а потом прочищает кишечник, чтобы сбросить вес;

• у 15% девушек чрезвычайно нездоровые привычки и отношение к питанию;

• от 5% до 10% страдающих анорексией или булимией  -  мужчины;

• у каждого третьего из сидящих на диете развиваются маниакальные привычки и отношение к диете;

• каждый день американцы в среднем тратят на диеты и связанные с диетой товары $109 млн. долларов.

Сухая статистика показывает нам всепроникающую и вредоносную природу этого вида самокритики. Эти цифры относятся к тем, кто дошел до критической грани, но не затрагивают менее значительных проблем, которые возникают у многих из нас в связи с нашими телами, внешностью и мнением о себе в целом. Критично подходить к своему телу и внешности  -  это еще один вид умалить себя, помешать себе быть собой.

Статистика по косметическим процедурам

• Как сообщает Американское общество эстетической пластической хирургии (Эй-Эс-Эй-Пи-Эс), в 2007 году в США было проведено 11,7 миллиона косметических процедур с хирургическим вмешательством и без него. С 1997 года общее число косметических процедур увеличилось на 457% (с 2,1 миллиона в 1997г.).

• 56% женщин заявили, что одобряют косметическую хирургию.

•57% мужчин говорят, что одобряют косметическую хирургию.

Лучше сделать и жалеть чем жалеть, что не сделал?

От одного слова «неудача» у нас мурашки бегают по спине. Если вы похожи на меня, на большинство моих знакомых и на многих моих клиентов, то, скорее всего, вам не особенно по душе садиться в лужу. У большинства в жизни были большие провалы, пережить которые было нелегко. Увы, часто мы отдаем наши силы, страсть и подлинность провалу  -  точнее, страху потерпеть неудачу. Мы слишком сильно напуганы, чтобы говорить и делать то, что для нас самое правильное и важное, потому что мы не знаем наверняка, что получим в итоге.

Майкл Джордан сказал: «В ста процентах не сделанных мною бросков я промахнулся». Эти замечательные слова могут вдохновить на смелые поступки, но многие из нас выбирают бездействие, решив, что страх промаха и его влияние важнее, чем бросок.

Я стал задавать окружающим особые вопросы. Вот один из них: «Вспомни о случае, когда ты «предал» свою глубокую правду и не сделал или не сказал того, что действительно хотел - Что тебе помешало и как повлиял этот случай на тебя и на твою жизнь?»

Ответы были честными и поучительными, и многие назвали в качестве главной причины бездействия именно страх.

Стив, например, рассказал:

«Меня пригласили участвовать в одном проекте. Но в день отъезда я не поехал. Просто не поехал, и все. Меня сковал страх и заставил врать, что я не могу покинуть семью, друзей и т.д. Правда была в том, что я испугался перевернуть свою жизнь и сделать то, о чем я всегда мечтал. Я все испортил из страха перемен и того, что они могли принести».

Из-за страха неудачи мы останавливаемся и замираем, не в силах сказать или сделать то, в правильность чего мы верим всей душой. Как страх неудачи заставил вас предать то, что было для вас важно? Как он влияет на вас и вашу способность быть подлинным прямо сейчас?

Успех

Забавно, но сколь бы сильно мы ни боялись оплошать, Многие еще сильнее боятся преуспеть. Страх неудачи довольно прост, а вот страх успеха несколько сложнее. Причины, по которым мы можем бояться, что нам что-то удастся, Варьируются от нежелания взять на себя дополнительную ответственность (ведь это приходится делать, чтобы достичь успеха и его удержать,  -  именно этого будут от нас Дать), отказа от борьбы, стрессов и отрицательных эмоций (хотя мы на все это жалуемся, но некоторые одновременно втайне наслаждаются драмой и жалостью к себе) до беспокойства, что мы перестанем нравиться людям (потому что мы любим посмеяться над теми, кто преуспевает в нашем обществе, перемыть им косточки).

Вспомните моменты, когда вы сознательно или бессознательно мешали себе преуспеть, потому что начинали бояться или волноваться о стрессе и ожиданиях, которые уже вырисовывались на горизонте. А еще вспомните, как вы не рассказывали другим о том, чем гордитесь или чего достигли, или отказывались признать, что у вас есть какая-то особая цель или талант, потому что боялись, что окружающих это заденет или что вас поставят в неловкое положение и принудят «блистать», из-за чего вы нервничали. Страх успеха часто труднее разглядеть, чем страх неудачи, но он столь же сильно истощает нашу способность быть подлинными и стремиться к тому, чего мы действительно желаем.

Отказ

Я считаю, что больше всего все люди боятся одиночества, когда нас никто не любит, никто о нас не заботится, никого нет рядом. Мы часто думаем о том, что будем делать, говорить, и особенно о том, чего будем просить у других, боясь ответа. Из-за этого мы часто говорим не то, что думаем, не просим того, чего хотели, общаемся с окружающими неподлинным образом.

Мы настолько чувствительны к отказам и так неуверенны, что боимся отказывать другим и делаем и говорим странные вещи вроде: «Дело во мне, а не в тебе»,  -  когда разрываем отношения.

Еще один чудесный ответ на мой вопрос о «предательстве» своей правды я получил от Блэйка:

«Я очень жалею о том, как я расстался со своей бывшей девушкой. Мы встречались чуть больше года, и я решил сказать ей, что ухожу, по телефону. Я подумал, что так будет легче и проще, чем лететь на встречу с ней. Наверное, позвонить и впрямь было проще, но я с самого начала ощущал, что это неправильно, и гадко себя чувствовал после разговора. Как минимум, я должен был ей сказать Это в лицо. Это была одна из моих самых серьезных ошибок. И хотя я все еще считаю, что наши отношения испортились задолго до этого, но расстался я с ней не ток  -  трусливо. Я до сих пор об этом жалею (на самом деле я думаю, что она все еще меня ненавидит, и, пожалуй, она права)».

Страх того, что нам откажут или что мы будем себя чувствовать неловко, заставляет нас изменять свои слова и поступки, осторожничать, пытаться так манипулировать людьми и ситуациями, чтобы получить желаемое, не сказав, не сделав и не попросив того, что может привести к отказу, который нас ранит.

Разочарование

Оборотная сторона нашего страха отказа  -  это страх разочаровать других, подвести их. Он тоже напрямую связан со страхами неудачи и успеха. Суть в том, что мы боимся разочаровать важных в нашей жизни людей, притом настолько сильно боимся, что этот страх может изменить наши слова и поступки и стать одной из причин не подлинности.

Как раз перед тем как познакомиться с моей женой, Мишель, я встречался с чудесной женщиной по имени Элизабет. Хотя мы встречались только полгода, наши отношения очень быстро стали чрезвычайно серьезными. Познакомились мы в апреле в Сан-Франциско, где я тогда жил. Элизабет жила в Лос-Анджелесе. Уже через месяц или два мы говорили о том, чтобы жить вместе (в Лос-Анджелесе), и о нашем будущем: браке, детях и т.д. И хотя все это происходило так быстро, а я был еще довольно молод (мне было 26), я чувствовал, что все правильно, ощущал приятное волнение. В течение нескольких следующих месяцев я стал строить серьезные планы по переезду в Лос-Анджелес, к Элизабет, и что-то начало меняться. Я не мог уловить, что именно, но мы с ней это чувствовали.

Элизабет на несколько лет старше меня, она мудрая и прямая женщина (я очень в ней это ценил), она постоянно повторяла: «Майк, если отношения не складываются, то только потому, что либо один, либо оба не говорят правды». Она оказалась права и, насколько я могу судить, честно, открыто и прямо говорила со мной о своих желаниях, тревогах и чувствах. Я думал, что и я с ней искренен. Но к концу лета я решил не переезжать в Лос-Анджелес, и в итоге мы решили остаться друзьями.

Оглядываясь назад, я ясно вижу, что произошло, хотя тогда я не совсем понимал. Я так радовался, что я с Элизабет, что буду жить с ней, с таким восторгом планировал наше будущее, но когда «медовый месяц» закончился и начались будни, я понял, что не готов и жутко напуган происходящим и быстротой развития событий. Я не знал, как взять на себя эту ответственность, как с этим разобраться, как честно общаться с Элизабет, особенно после того, как сказал ей, что рад, что у нас все так хорошо.

Как она гениально сказала, если отношения не складываются, то только потому, что либо один, либо оба не понимают, что происходит на самом деле, или не желают честно это признать из-за страха разочаровать другого.

Осуждение

«Дедушка» всех этих страхов (особенно когда дело касается подлинности)  -  это страх осуждения. Что обо мне подумают? Что скажут? Будут ли люди так же любить меня? Смогу ли я вписаться, несмотря ни на что? Многие из Нас втайне тревожатся, что, если бы люди на самом деле 3Нали, что мы думаем, каковы наши истинные убеждения, глубочайшие страхи, важнейшие представления, знали о некоторых странных, необычных, иррациональных, на наш взгляд, поступках, то никому бы мы не нравились и никто не захотел бы быть рядом с нами.

Ирония, конечно, в том, что все это неправда, но хотя большинство из нас это знает, мы все равно боимся и много чего делаем, чтобы нас не осуждали.

Вот неполный список того, что нам мешает делать страх осуждения:

• говорить свою правду;

• спорить с кем-то «важным»;

• отстаивать то, во что мы верим;

• признать, что мы не знаем, не понимаем, не любим чего-то, что, по нашим мыслям, «следует» знать, понимать и любить;

• рисковать;

• изменять условия жизни: работу, отношения, место жительства и т.д.;

• делать что-то иначе, чем окружающие нас люди (на работе, дома, в обществе и т.д.);

• менять мнение;

• делать то, чего мы действительно хотим, но что, на наш взгляд, другие не поймут, не одобрят, что им не понравится.

Вот только некоторые из многочисленных примеров того, чего мы не говорим и не делаем, потому что боимся реакций и осуждения других. Так что же именно нас пугает? Что такого могут подумать, сказать или сделать другие люди? По большей части мы боимся, что нас будут осуждать за то, в чем мы сами себя так жестоко упрекаем. Гремлины постоянно напоминают нам, что мы недостаточно хороши, и указывают на то, что мы и так уже считаем своими изъянами.

Если человек беспокоится, что другие видят в нем эгоиста, то, скорее всего, он считает, что он и есть эгоист. Если кто-то тревожится, что не понравится людям, то это реакция на тот уголок души, в котором этот человек уже сам себе не нравится.

Искаженный взгляд на внешний мир  -  это всегда отражение мира внутреннего. Больше всего мы боимся своего собственного осуждения. Как ни иронично это звучит, но мы постоянно себя осуждаем  -  нет смысла бояться этого, раз такое случается все время. В этом парадокс страха осуждения: мы думаем, что боимся того, что подумают о нас другие, а на самом деле беззащитнее всего мы перед тем, что думаем о себе мы сами.